RU

Сегодня в диализном центре «Nefro Care» два карагандинца, которые прошли через тяжелые испытания, но все-таки дождались пересадки, рассказали о своей жизни. 61-летний Анатолий Салов четыре года ждал донорское сердце. Ему очень повезло, и сердце нашлось. А 38-летнему Медету Каппарову пожертвовал почку родной отец. И отец, и сын сейчас хорошо себя чувствуют.

Анатолий Салов сам себя называет просто счастливчиком. Человеком, который выиграл в лотерею. Получить донорское сердце в Казахстане очень сложно.

Впервые Анатолий почувствовал себя плохо лет десять назад. Тогда ему было немного за 50. Внезапно навалилась какая-то усталость, появилась одышка, мужчина начал задыхаться, стал плохо спать. Все время не хватало воздуха. Врачи сначала начали исследовать легкие, но поняли, что дело в сердце.

- Выяснилось, что у меня не работает левый желудочек. Нет выброса крови. Я месяц лежал в кардиологическом центре. Там полностью провели обследование, сделали коронографию. Сказали, что ничем помочь мне не могут. Посоветовали съездить в столицу. В Нур-Султане я прошел платное обследование. Диагноз подтвердился. Мне предложили поставить электронасос. Он перекачивает кровь. По сути, искусственное сердце. Тогда еще такие тяжелые батареи были у этого насоса, - вспоминает Анатолий Салов.

От установки электронасоса Анатолий Салов отказался. Ему дали вторую группу инвалидности и поставили в очередь на пересадку. Состояние поддерживали с помощью лекарств. Так начались долгие годы ожидания. Мужчине становилось все хуже и хуже. Он не мог спать лежа на спине, не мог элементарно нагнуться и завязать шнурки. Кровь моментально приливала к голове. О том, чтобы выйти на работу, даже речи не шло.

- Вот представьте, вам звонят: «Здравствуйте, это Астана. Появилось сердце, вам срочно нужно приехать». Сразу же появляется волнение, подскакивает давление, едешь в столицу. Там несколько кандидатов на это сердце. Подбирают, кому оно лучше подойдет по результатам анализов и других данных. Так меня вызывали три раза! – вспоминает мужчина.

В итоге сердце нашлось с третьего раза в 2017 году. Его привезли из другой области. И вот уже пять лет Анатолий Салов живет с пересаженным сердцем. Говорит, что оно «встало, как родное». Сейчас он хорошо себя чувствует. Конечно, соблюдает диету, бережет себя, но в целом ведет обычный образ жизни.

Медету Каппарову 38 лет. Болезнь для него и его семьи стала как гром среди ясного неба. Вчера абсолютно здоровый, содержащий семью и занимающийся спортом мужчина, вдруг становится инвалидом.

- Началось все с того, что я в 2020-ом году в очередной раз поехал в командировку, работа в сфере снабжения. Там мне стало плохо. Давление поднялось до двухсот. Вернувшись в Караганду, я пошел в поликлинику. Пришли мои анализы. Врачи сказали, что у меня хроническая почечная недостаточность, 5 стадия. Это значит, что почки совсем не работают. Буквально превратились в курагу. Меня срочно госпитализировали. Месяц я пролежал в больнице. Установили фистулу, доступ к вене, чтобы подключаться к аппарату гемодиализа. Конечно, было состояние шока. Я здоровый, молодой, вел спортивный образ жизни. Двое детей, жена. А тут такое, - переживает Медет.

Медет говорит, что следующие полтора года прошли, как в страшном сне. Три раза в неделю – гемодиализ. Дни между ними краткая передышка и снова по кругу. Медет и его семья изучили всю информацию по трансплантологии. Поняли, что донорские органы в Казахстане появляются крайне редко. Сотни людей стоят за ними в очереди. И по большей части больным, нуждающимся в новой почке, чаще всего отдают свой орган родные люди.

Родные Медета стали уговаривать принять почку у кого-то из них. Медет очень долго отказывался. Говорит, что не хотел никого калечить.

- Я не хотел. Я сам больной, не хотел, чтобы кто-то еще из семьи заболел. Надеялся на трупную трансплантацию. Думал, живут же люди и по 10 лет так. Но тут появился риск сопутствующих заболеваний. Может появиться диабет, сердечно-сосудистые заболевания. Постепенно организм увядает, - говорит Медет.

Родные все-таки уговорили его пройти обследование. В результате как донор почки подошел отец Медета. Мужчине за 60, но здоровье у него крепкое. Родные Медета стали искать клинику, где есть трансплантологи – профессионалы своего дела. Выбор пал на Турцию. Операция стоила 22 тысячи долларов. С помощью родных, друзей, коллег и просто неравнодушных казахстанцев они сумели собрать половину суммы. Потом продали отцовский дом и вылетели в Стамбул.

Всего месяц назад Медету пересадили почку отца. Операция прошла успешно. И Медет, и его отец чувствуют себя хорошо.

По официальным данным управления здравоохранения Карагандинской области, сейчас в донорской почке нуждаются 333 жителя области (пятеро из них дети), в сердце - 8 человек, в печени – четверо. Только за первые месяцы этого года уже 15 человек скончались, так и не дождавшись своей очереди…

Главный внештатный специалист по гемодиализу и трансплантологии УЗКО Салтанат Сариева говорит, что ситуация с донорством в стране крайне тяжелая. Уже несколько лет прошло с того момента, как в Казахстане разрешили посмертную донацию, а Карагандинская область «так и не дала ни одного органа». Медицинские работники постоянно рассказывают людям, насколько это важно и нужно. Но ситуация не меняется. Среди обывателей до сих пор ходят байки о том, что только стоит подписать согласие на донорство, «тебя сразу же поймают за углом и распотрошат, как утку». Люди боятся и не верят.

Некоторые отказываются из религиозных соображений.

- Ситуация, конечно, плачевная, особенно по нашей Карагандинской области. Ни одной посмертной донации. Никто не жертвует. Сколько бы мы не говорили, как бы не объясняли. Ведь все это законно. В таких мусульманских странах, как Иран, Пакистан, Индия никто в очереди годами не стоит. Даже в Белоруссии все налажено. У них в паспортах официально стоит отметка о донорстве. Наши люди почему-то не готовы к такому. Потому что не сталкивались с такими пробелами. Не понимают ситуации. Наверное, чужая боль никого не волнует. Понимают только самые близкие. Кто-то говорит о религии. Хотя ни в одной религии нет отказа или запрета. Наоборот, везде говорится, что нужно творить добро во благо, - говорит Сариева.

Салтанат Сариева напоминает, что донорские органы берут далеко не у каждого пациента. А только у тех, у кого зафиксирована гибель мозга. А другие органы жизнеспособны.

- За границей все иначе. Погиб любимый человек. Его органы отдали нуждающимся людям. Сколько трогательных моментов показывают. Как человек слушает биение сердца любимого, радуется и плачет. Наши люди, к сожалению, к такому не готовы, - резюмирует Сариева.

Источник: http://ekaraganda.kz/?mod=news_read&id=115608 

2020. Все права защищены

© Разработано в ABC DESIGN - создание сайтов в Нур-Султане